СДВГ и дофамин

Мысли, навеянные статьёй The Dope on Dopamine. «Do’s and Don’ts» on the Hottest Neurotransmitter Бенджамина и Сары Шейетт: о дофамине, хайпе, кино и несовпадении желаемого и действительного.

Дофамин – нейротрансмиттер, то есть химическое вещество, которое участвует в передаче сигнала между нейронами головного мозга. Это один из основных нейротрансмиттеров в мозге не только человека, но и всех животных. По химической структуре дофамин близок к другому нейротрансмиттеру – норэпинефрину (который связан с гормоном надпочечников адреналином, также известным как эпинефрин) – но значительно отличается по своему действию. А ещё он на слуху: все слышали про него, так же как про эндорфины и серотонин – и, что очевидно и неизбежно, информация о нём искажена и мифологизирована.

При чём здесь синдром дефицита внимания и гиперактивности? Учёные заметили, что дофаминэргическая терапия успешна при лечении данной проблемы 1. Объяснение, которое лежит на поверхности: лекарства работают за счёт воздействия на дофаминовую систему головного мозга. Однако, как это нередко бывает, самое простое объяснение не обязательно самое правильное.

Действительно, большинство лекарств, используемых для лечения СДВГ, регулируют функцию дофаминовых рецепторов. Это каким-то образом помогает пациентам контролировать внимание и способствует концентрации. Как именно – пока не понятно. А ещё наряду с наследственными факторами риска развития СДВГ, существуют и генетические, причём некоторые из этих генов связаны с дофаминовыми рецепторами.

Но все эти примеры и рассуждения я привожу не для того, чтобы указать, что в мозге страдающих от СДВГ людей «не хватает дофамина». Роль этого нейротрансмиттера гораздо больше и гораздо сложнее. Например, он не только отвечает за концентрацию внимания, но и является одним из основных элементов в системе вознаграждения (reward system), и поэтому влияет на все виды зависимостей (начиная от табака и алкоголя и заканчивая азартными играми и интернет-зависимостью). Он участвует в системе производства пролактина 2. Он также встроен в систему контроля гладкой мускулатуры, которая повреждается при паркинсонизме (одно из следствий снижения уровня дофамина при этом заболевании – ригидность мышц и тремор).

(Предшественником дофамина является L-Dofa, молекула которого используется как лекарственный препарат для купирования симптоматики паркинсонизма – на эту тему советую посмотреть «Пробуждение» с Робином Уильямсом и Робертом Де Ниро).

Интересно, что не только лекарства при СДВГ, но и многие другие препараты, используемые в психиатрии, воздействуют на дофаминовую систему – причём в обратном направлении. Например, нейролептики при шизофрении блокируют передачу дофамина в области коры головного мозга, что помогает уменьшить галлюцинации и разорванность мышления.

(Нейролептики в качестве средства лечения шизофрении пришли на смену т.н. инсулиновой терапии – на эту тему советую посмотреть «Игры разума» с Расселом Кроу).

Не менее важно то, что у каждого из нас сочетание рецепторов дофамина и других нейротрансмиттеров уникально. Поэтому наша реакция на уровень дофамина (и лекарства, влияющие на дофаминэргическую систему) зависит не только и не столько от непосредственно количества дофамина, но и от количества и сочетания разных рецепторов в разных частях мозга.

Было бы неплохо, если бы врач мог просканировать ваш мозг или сделать анализ ДНК и определить уровень дофамина, всех других нейротрансмиттеров, их сочетание в клетках вашего мозга (числом 100 миллионов), типы и сочетание рецепторов ваших синапсов (числом 100 триллионов), и увидеть всю картину… Но это из области чистой научной фантастики! Потому что, будь даже у нас технология, способная на это, мы всё равно не имеем ни малейшего понятия, как интерпретировать результаты!

…Так что относитесь ко всему этому дофаминовому «хайпу» с должным критицизмом. Не зря человеческий мозг называют самой сложной структурой во вселенной – на сегодняшний день он изучен хорошо если на 1%. И большая часть того, что врачам известно о лечении СДВГ, шизофрении, паркинсонизма и т.д., основано на принципе:

«Лекарство Х помогает при болезни Y и повышает уровень вещества Z. Похоже, что при болезни Y уровень вещества Z (в мозге) падает!»

И это лучшее, что мы можем предположить – хотя сам факт и не радует, – поэтому шлите лесом любого, кто говорит (или пытается вам продать идею того), что некое средство повышает уровень нейротрасмиттера в головном мозге или что некий ДНК-анализ покажет вам, что и как работает в вашем конкретном случае. Практически вся наша психофармакология работает по принципу проб и ошибок – и этот этап далеко не пройден.

Единственное, что можно более-менее точно утверждать насчёт дофамина: есть польза и эффект от физических упражнений. Если взять крыс, посадить их на беговую дорожку, а затем по-быстрому вскрыть им мозг и измерить уровень дофамина, то окажется, что картина будет та же, что у крыс, которых накормили Риталином3.В переводе на СДВГ-шный язык: регулярные физические упражнения могут влиять примерно так же, как приём лекарственных препаратов. Не говоря о том, что это полезно не только для мозга, но и для мышц, костно-суставной и сердечно-сосудистой системы.

А вы думали, съедите таблетку и будет вам счастье?..


Факультативное чтение:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте пару слов в комментариях:

avatar
  Подписаться  
Известить о