Как убедить людей, что они преступники

В ноябре 1988 года полиция допрашивала Кристофера Очоа по обвинению в жестоком изнасиловании и убийстве Нэнси ДеПрист, работавшей в Пицца Хат в Остине, штат Техас. Его допрашивали почти 12 часов. Полицейские сказали ему, что его лучший друг, Ричард Данцингер, уже дал показания, указывающие на его связь с преступлением. И что Очоа светит смертная казнь — и показали, куда именно в его руку вставят иглу для введения смертельной инъекции — если он не сознается и не признает себя виновным.

И Очоа так и сделал.

Он рассказал, что он с Данцингером запланировал ограбление Пицца Хат; как они связали жертву её же лифчиком, перед тем как изнасиловать её; а после того как она их узнала (они работали в другом заведении сети Пицца Хат в этом же районе), они застрелили её. На суде Очоа дал показания против Данцингера (который утверждал, что невиновен) и обоих приговорили к пожизненному заключению.

А в 1996 году в этом же преступлении признался и предоставил достаточные улики своей виновности отбывающий три пожизненных Аким Джозеф Марино. После проверки улик полиция вновь допросила Очоа. Его показания, однако, не изменились. Он утверждал, что виновен, что он совершил преступление.

Только через три года студенты из проекта «Невиновность» из Висконсинской юридической школы в Мэдисоне смогли проверить изъятые с места преступления образцы спермы. Тест ДНК подтвердил, что ни Очоа, ни Данцингер не были причастны к изнасилованию и убийству ДеПрист. 6 февраля 2002 года обоих мужчин оправдали.

Нет более убедительного с юридической точки зрения доказательства, чем признание. Если кто-то добровольно признаётся, значит, он это сделал. Однако документы проекта «Невиновность» указывают на то, что 25% ложных обвинений основаны на ложных признаниях, когда люди берут ответственность за тяжкие преступления, которых они не совершали.

Чаще всего подобные «признания» связаны с неправомерными техниками допроса: обманом (как в нашем примере, когда Очоа сказали, что его обвинил Данцингер) либо использованием насилия и угроз (давление на Очоа, что его приговорят к смерти, если он не признает себя виновным).

Однако во многих случаях мы имеем дело с созданием ложных воспоминаний, когда подозреваемые начинают верить (обычно после долгих часов допроса), что они действительно совершили преступление. В научной литературе такие воспоминания называются «честная ложь» или «фантомные воспоминания».

Тревожит то, насколько просто внушить человеку ложные воспоминания. В середине 1990-х Элизабет Лофтус с коллегами показала, как с помощью нескольких интервью убедить человека, что когда-то в 6-летнем возрасте он потерялся в супермаркете. В последующих экспериментах людям внушали, что они чуть не утонули в детстве, или как они пили чай с принцом Чарльзом, или здоровались в Диснейленде с Багзом Банни.

Новое исследование Джулии Шоу и Стивена Портера связало эти феномены с ложными признаниями в судебной системе. Людей можно убедить в том, что они совершили преступление; при этом их воспоминания будут детальными и убедительными. И абсолютно ложными.

К примеру, из 30 человек, поставленных в специальные условия и опрошенных специальным образом, 21 (т.е. 70%) впоследствии » вспоминали» о совершенном преступлении (разбойном нападении, ношении оружия, угоне) и контакте с полицией. Более того, эти воспоминания были насыщены подробностями: субъекты сообщали в среднем 71 деталь несуществующих событий, в том числе 12 деталей, касающихся их контактов с полицейскими.

Это исследование в очередной раз напоминает нам, что наша память вольно обращается с истиной, представляя собой смесь автобиографических фактов и вымысла. Наши воспоминания — вовсе не результат воспроизведения неизменной записи на твердом носителе: мы постоянно переписываем историю прошлого под влиянием событий настоящего. (В психологии это известно под названием динамической теории реконсолидации). Наша память — центр творчества.

Но мы всё равно привыкли ей доверять.

…По окончании эксперимента, через три недели после интервью, Шоу и Портер рассказали испытуемым правду: не было ни разбойного нападения, ни оружия, ни угона. Они все были невиновными.

Кристоферу Очоа это сообщили спустя почти 14 лет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте пару слов в комментариях:

avatar
  Подписаться  
Известить о